Социолингвистика как наука

Автор: неизвестен

Источник

Предмет социолингвистики

Предмет социолингвистики рассматривают в 3-х основных смыслах:

1.«Язык и общество», т.е. все виды взаимоотношений между языком и обществом (язык и культура, язык и история, язык и этнос, и церковь, и школа, и политика, и массовая коммуникация и т.д.).

2.Предмет социолингвистики иногда видят в ситуации выбора говорящими того или иного варианта языка (или элемента, единицы языка). В языковом общении постоянно осуществляется выбор варианта: в условиях двуязычия в зависимости от ситуации говорящие выбирают один или другой язык; при коммуникации только на одном языке люди стоят перед выбором того или иного варианта ‒ говорить ли на литературном языке или на диалекте, предпочесть книжную форму речи или разговорную, употребить официальный термин или его просторечный синоним…

3.Социальная лингвистика иногда понимается как изучение особенностей языка разных социальных групп говорящих. По сути, это изучение социальной структуры общества, но с добавлением к известным социологическим параметрам (социальное положение, образование, доходы, характер досуга, политические предпочтения и т.д.) различий по языку: люди со средним образованием говорят несколько иначе, чем люди с высшим, интеллигенты с высшим гуманитарным образованием выражаются иначе, чем инженеры или бизнесмены и т.д.

 

Определение социолингвистики

Социолингвистика сформировалась на основе лингвистики. Форма взаимодействия со смежными науками  – социологией, философией – была различной в разных странах. Социолингвистика возникла тогда, когда стали накапливаться факты, которые все хуже поддавались объяснению через известные теории языка. В поисках новых подходов лингвисты обратились к смежным наукам.

Еще одной важной причиной стала общественная потребность, когда в процессе деколонизации, получения суверенитета перед государствами встали вопросы государственного языка, стандартизации языка, языков меньшинств, языков образования и т.д.

Существование социолингвистики обусловлено противоречиями между постулатами структурной лингвистики (в структурном отношении все языки равны, а все говорящие в равной степени владеют языком – competence) и социальной реальностью, в которой проблемы «языкового существования» оказываются много сложнее.

Обычно считается, что социология языка – это подход, который использует языковые данные, чтобы лучше понять такие социальные и политические явления, как языковое планирование, языковое строительство и т.п. На долю социолингвистики в этом случае остается роль инструмента, существенно расширяющего горизонты собственно лингвистики, включающего изучение языка в социальном контексте.

В предметную область социолингвистики обычно включают лингвистическую демографию, диглоссию (двуязычие), многоязычие, многодиалектность; языковое планирование, языковое строительство и стандартизацию; явление пиджинизации и креолизации; социальную диалектологию и описание нестандартных вариантов; социолингвистику и образование; этнографию речи; социальные факторы грамматических и фонологических изменений; язык, социализацию и передачу культуры; социолингвистический подход к языковому развитию детей;  теорию текста; коммуникативные системы.

В пределах социолингвистики обычно выделяют два уровня: микросоциолингвистику и макросоциолингвистику.

Микросоциолингвистика занимается исследованием следующих проблем:

а)пути достижения требуемого результата в речевом взаимодействии: какими средствами привлекается и удерживается внимание слушающего; как в данном социуме принято начинать и заканчивать разговор; речевые и иные средства, которые для этого используются;

б)приобретение и изменение коммуникативных навыков (competence): подразумевается умение эффективно порождать и воспринимать сигналы в процессе коммуникации и знание правил «подобающей» коммуникации;

в)изучение отношения к языку: люди «любят» свой язык или «стесняются» его, считают его ниже или выше по статусу, чем какой-либо иной; оценивают собеседников по тому, как они говорят;

г)правила выбора языков и языковых вариантов в разных ситуациях и в динамике.

Макросоциолингвистика рассматривает:

а)языковые обследования, в том числе изучение языковых ситуаций в группах, в регионах, в странах, изучение соотношения языков в двуязычных и многоязычных коллективах;

б)языковые контакты: изучение последствий, которые имеет столкновение с другим языком – и отчасти и с другой культурой – для языков, а также для говорящих на них индивидов и групп;

в)языковые конфликты и их разрешение: язык и государство, языковое планирование, языковое строительство;

г)языковые изменения в связи с общественными изменениями.

Таким образом, микросоциолингвистика занимается скорее индивидуальной речью в социальном контексте, а макросоциолингвистика – группой и ее языком в социальном контексте.

О понятиях «язык» и «речь»

Язык – естественный словесный код – является принадлежностью как природы, так и общества. Возникший вместе с человеческой цивилизацией, он развивался вместе с нею, отражая разнообразные явления, происходящие как в человеческом обществе в целом, так и в отдельных этноязыковых сообществах. Кроме того, язык отражал и отражает изменения, происходящие в отношениях между этносами: их сближение, обусловливающее языковую интерференцию (например, завоевание Британии норманнами, оставившее след в современном английском языке); подчинение одного этноса другим, влекущее утрату самостоятельности этноса, а зачастую и его языка (исчезновение малых коренных народов); возникновение идеологических/культурных влияний, определяющих возникновение так называемого культурного двуязычия (например, функционирование церковнославянского языка на территории Руси ХVI – ХVII вв. как языка образованной части общества, образования и науки в противовес русскому языку, использовавшемуся лишь в обиходном общении) и т.д.

Употребляя слова «язык» и «речь», мы часто подменяем одно другим, хотя эти слова не синонимичны, они обозначают разные, хотя и близкие понятия.  Под языком мы подразумеваем знаковую систему, словесный код, с помощью которого мы осуществляем вербальное общение. Разные этносы зачастую используют разные языки, такие, как русский, китайский, английский и т.д.

Под речью в лингвистике понимают реализацию языка в различных видах речевой деятельности ‒ говорении и слушании, письме и чтении.

Отличия речи от языка состоят в следующем:

Речь, используя уже известные языковые средства, сугубо индивидуальна и неповторима. Например, говорящий может насыщать речь метафорами или другими средствами выразительности: ««На улице ветер и дождь – даже стекла бросает в дрожь»; «Один башмак мой чавкал, другой башмак пищал» (О.Григорьев).

Используя языковые образцы, речь часто реализует свои возможности по созданию слов «по случаю» ‒ окказионализмов. Ср известные окказионализмы Н.С.Лескова ‒ мелкоскоп, нимфозория и др.

В отличие от языка речь менее консервативна, более динамична: человек может легко перейти от одного стиля к другому ‒ в социолингвистике это называется «мена кода».

Речь как последовательность вовлеченных в нее слов отражает опыт говорящего, обусловлена контекстом и ситуацией, вариативна, может быть спонтанна и неупорядоченна.

Мысль, рождаясь, осуществляется в слове и оформляется с помощью словесных средств, которые, в зависимости от намерений индивида, реализуются в устной или письменной форме речи.

Формы речи, используя одни и те же средства языка, значительно отличаются друг от друга. При устной форме речи времени на обдумывание способа формулирования мысли практически нет, поэтому в устной речи часты ошибки, оговорки, самоперебивы, человек может перескакивать с одной темы на другую, не завершая высказывание.

Для устной речи характерны неполные высказывания, обусловленные экономией словесных средств при однозначно понимаемой ситуации общения. Например, покупатель в магазине может сказать: «Дайте мне, пожалуйста, вон ту, зелененькую», ‒ указав на нужный предмет. Продавец поймет его благодаря жесту и общему референтному контексту, в котором происходит диалог.

Устной речи во многом помогают и невербальные средства общения – мимика, жесты, позы и т.д. Поэтому фразы в устной форме речи, как правило, неполны, редуцированы:

– Да вот там наши – а ты что же?

– Да я уже!

– Ну и как?

– Нормально!

Этот устный диалог иллюстрирует отсутствие необходимости называния конкретных объектов, действий, характеристик состояния, поскольку ситуация непосредственного общения, известный участникам диалога контекст делает это ненужным.

Могут быть произнесены скороговоркой, т.е. тоже редуцированно, и отдельные слова, например: «А он грит (говорит)…».; «Ну и скока это стоит?».

При этом устная речь не подлежит переделке, редактированию: слово не воробей, выпустишь – не поймаешь!

Письменная форма речи предполагает, в противоположность устной, обдумывание того, что и как необходимо обозначить на письме, она  требует знания правил графики, орфографии и пунктуации, поэтому письменная речь всегда регламентирована, даже в частной переписке. Но информация в письменной форме может храниться долго, к ней можно возвращаться, обдумывать ее, дополнять, развивать. Недаром изобретение письма считается одним из важнейших достижений человеческой цивилизации: оно позволило накапливать знания, развивать науку, искусство, совершенствовать человеческое общение.

 

Функции языка и речи

Говоря о функциях языка, лингвисты обычно выделяют коммуникативную функцию  как основную, когнитивную (функцию познания), кумулятивную (функцию накопления знаний), эмотивную, контактоустанавливающую (фатическую) и др.

Исследователь социальной коммуникации А.В.Соколов предложил свою классификацию функций языка и речи.

Язык и речь в совокупности выполняют две сущностные, т. е. неотделимо присущие им, функции: во-первых, коммуникационную («коммуникативную»), во-вторых, мыслительную. Язык и речь, благодаря этим функциям, являются средствами и орудиями социальной коммуникации и личностного мышления.

Социальная ком­муникация представляет собой движение смыслов в социальном времени и пространстве, поэтому сущностная коммуникационная функция делится на две сущностные функции: коммуникационно-временную, или социально-мнемическую, которую выполняет язык, явля­ющийся разделом социальной памяти, и коммуникационно-пространственную ‒ функцию распространения смыслов в социальном пространстве, которая свойственна речи. Коммуникационная функция проявляется на межличнос­тном, групповом и массовом уровне, а мыслительная ‒ лишь на личностном уровне, где она обеспечивает индиви­дуальное мышление. Стало быть, все мыслящие субъекты коммуникации, как индивидуальные, так и социальные, имеют дело с языком и с речью.

Сущностные функции проявляются в прикладных языково-речевых функциях. Под прикладной функцией понимаются те свойства языка и речи, которые позволяют людям использовать их в своей внеязыковой деятельности. Эти свойства многообразны, отсюда ‒ многообразные области использования языка и речи в социальной и личной жизни, другими словами, в социальном пространстве и в индивидуально-психическом пространстве. Прикладные функции языка и речи систематизированы в таблице.

 

Прикладные функции языка и речи

 

Области реализации функций Функции языка Функции речи

 

Общественная жизнь (социальное пространство) 1.

Социально-языковые

 

3.

Социально-

речевые

 

Личный мир (индивидуально-психическое пространство) 2.

Индивидуально-языковые

 

4.

Индивидуально-речевые

 

  1. Социально-языковые функции

1а. Национально-культурная функция вытекает из сущностной функции социальной памяти, свойственной язы­ку. Национальный язык ‒ это духовная сокровищница народа, подобная генетическому фонду этно­са. На язык опирается и благодаря ему живет национальная культура.

1б. Этнообразующая функция обусловлена тем, что на­циональный (этнический) язык входит в число необходи­мых конституирующих признаков этноса (народа, нации). Потеря родного языка равноценна утрате этнического са­мосознания. Отсюда борьба национальных меньшинств за сохранение родного языка, протесты против навязы­вания декретами власти чуждого им «государственного» языка. Язык, как известно, может служить средством «куль­турного империализма» и колонизации отсталых народов.

1в. Функция основания словесного искусства, поэтичес­кого творчества. Очевидна связь этой функции с развитием национальных языков. Практически неизвестны человеческие коллективы, говорящие на каком-либо языке, в которых отсутствовали бы поэтические произведения на этом язы­ке. Эта функция особенно значима в дописьменный период существования языка, потому что устное народное  творчество является хранителем опыта поколений и народной мудрости.

1г. Функция основания искусственных языков прояв­ляется в том, что все искусственные языки ‒ от химичес­ких и математических номенклатур до языков компьютер­ного программирования и языков международного обще­ния типа эсперанто ‒ вводятся в оборот посредством естественных языков и переводимы на них.

  1. Индивидуально-языковые функции

2а. Функция социализации: овладев родным языком, человек начинает общаться с социальным окружением, получает доступы к культурному наследию и формиру­ется как типичный член данного общества.

2б. Мировоззренческая функция, заключающаяся в зависимости мировоззрения социализированной личности от ее родного языка. С 30-х годов XX века и науке дискутируется так называемая гипотеза лингвисти­ческой относительности, связанная с именами Э. Сепира и Б. Уорфа[1]. Согласно этой гипотезе, структура языка опреде­ляет структуру мышления и способ познания внешнего мира. Гомер назвал синее Эгейское море «виноцветным». Виноградное вино, которое пили древние греки, было зеленоватого цвета. Синий же цвет ни разу Гомером не упо­мянут; не встречается он и на страницах Библии. Отсюда делается вывод, что древние жители восточного Среди­земноморья не отличали вообще синего цвета от зелено­го, голубого, возможно ‒ фиолетового, поскольку отсут­ствуют слова для обозначения этих цветов.

Зависимость этнического сознания от языка достаточно очевидна, но продолжаются споры о границах этой зави­симости.

2в. Инструментальная функция ‒ владение языком может использоваться в утилитарных целях, например для чтения иноязычной литературы, для переводческой дея­тельности, для туристического общения и т. д. Когда К. Маркс говорил, что иностранный язык ‒ это оружие в жизнен­ной борьбе, он, очевидно, имел в виду инструментальную функцию языка.

2г. Функция самоопределения и самовыражения. Внутренняя речь, естественно, осуществляется на родном язы­ке, поэтому размышления человека о своем Я, о личной «самости», интимная самооценка производится средства­ми материнского языка («мутер-шпрахе»). Семантические ресурсы родного язы­ка играют решающую роль в процессе поэтического само­выражения.

Эта функция может быть осуществлена, если реализуется функция 1в, функция основания словесного искусства. По мнению А.В.Соколова, исследования творчества художников слова доказывают это со всею очевидностью. Ярким примером здесь может служить поэтическое творчество, перевод которого на другой язык в принципе не может быть адекватным. При переводе поэзии создается новая поэзия. Достаточно вспомнить стихотворение М.Ю.Лермонтова «Горные вершины» ‒ перевод стихотворения Гете.

Нужно отметить, что творческий процесс в сознании представителей точных наук протекает совсем иначе. А.  Эйнштейн признавался: «Слова, или язык, как они пишутся или произносятся, не играют никакой роли в моем меха­низме мышления, ‒ это некоторые знаки или более или менее ясные образы, которые могут быть «по желанию» воспроизведены и комбинированы. …Обычные и обще­принятые слова с трудом подбираются лишь на следую­щей стадии»[2].

  1. Социально-речевые функции

За. Регулятивная функция ‒ функция воздействия. Стали классическими слова ленинградского поэта В.Шефнера:

Словом можно убить, словом можно спасти,

Словом можно полки за собой повести.

3б. Магическая функция. Таинственная связь усматривается мифологическим со­знанием между существом и его именем, на что неоднократ­но указывали исследователи первобытных обществ Л. Леви-Брюль, Б. Малиновский, Дж. Фрэзер. Неуместное употреб­ление имени человека или названия предмета, как считали наши предки, может иметь нежелательные послед­ствия. Отражение этого феномена можно видеть, например, в поговорке ни пуха, ни пера как пожелании удачи.

Зв. Контактная функция обеспечивает установление и поддержание этикетного контакта между людьми. Обмен приветствиями, разговор о погоде, о транспорте и т. п. ‒ необходимые составляющие повседневного общения. Бессодержательную болтовню в европейской культуре предпочитают молчанию. Правда, в других культу­рах встречается иной этикет. Так, у североамериканских: индейцев допускалось прийти к соседу, молча покурить полчаса и уйти.

  1. Индивидуально-речевые функции

4а. Функция развития интеллекта. Использование внутренней речи для осмысления внешних впечатлений  и самоопределения способствует развитию рационально­го мышления, т. е. интеллекта личности.

4б. Эмотивная функция. Функция эмоциональной оценки происходящего, эмоциональной разрядки и впе­чатляющего выражения чувств и воли говорящего.

4в. Культурно-нормативная функция. Исторически сложившийся национальный (общенародный) язык существу­ет в следующих формах: литературный язык, народно-раз­говорная речь, территориальные диалекты, социолекты (терминологические системы, жаргоны, кастовые языки).

Культурно-нормативная функция присуща только литера­турному языку. Степень владения литературным языком ‒ показатель культурного уровня (образованности) человека.

4г. Функция идентификации индивида с группой. Владение вербальными (жаргон, слова-пароли, территориальный или социальный диалект) и невербальными специальными значениями есть знак принадлежности к той или иной со­циальной группе, например: медик, матрос, уголовник, пе­дагог, поэт и т. д. Характерный эпизод: когда академику И. П. Бардину задали вопрос: «Как вы говорите: киломЕтр или килОметр?» — он ответил: «Когда как. На заседании Президиума Академии ‒ киломЕтр, иначе академик Виног­радов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, килОметр, а то подумают, что зазнался Бардин». Здесь показательно, что академик, вышедший из заводской среды, осознает свою принадлежность к двум различным соци­альным группам, что отражается в речевой практике.

Перечисленные 15 прикладных функций языка и речи возможно реализовать, по мнению А.В.Соколова, только благодаря сущностным ком­муникационной и мыслительной функциям. Однако мыслительная сущностная функция, которую обычно не выделяют лингвисты, реализуется только в трех прикладных функциях ‒  мировоззренческая функция, функция самооп­ределения и самовыражения, функция развития интеллек­та, остальные же функции данной классификации являются реализацией коммуникационной (коммуникативной) сущностной функции.

 

Структура коммуникативного акта и основные компоненты коммуникативной ситуации

Современные представления о функциях языка должны быть взаимосвязаны в соответствии со структурой коммуникативного акта как базового понятия теории коммуникации. Принципиальная схема коммуникативного акта была предложена одним из создателей кибернетики Клодом Шенноном:

 

референция

адресант       →          сообщение               →                 адресат

код

 

Адресант (говорящий, отправитель информации и т.д.) и адресат (слушающий, получатель информации) обмениваются сообщениями, причем роли адресанта и адресата меняются: тот, кто начинает беседу, является адресантом, в ответной реплике он же становится адресатом.

Код в речевой коммуникации – это тот язык или его вариант (диалект, сленг, стиль), который используют участники данного коммуникативного акта.

Под референцией подразумевается содержание сообщения, которое отражает некий фрагмент (аспект) действительности в нашем понимании. Например, говоря «Ужасная погода!» ‒ мы можем иметь в виду как то, что на улице проливной дождь, так и то, что ярко светит солнце, но нам это по какой-то причине мешает, а значит, воспринимается негативно.

Содержание языкового сообщения составляет разнообразная информация, которая передается во всех и любых коммуникативных актах, реализующие те или иные функции речевого общения: объективно-логическая информация, субъективно-психологическая, информация о коммуникативных намерениях говорящего по отношению к адресанту, информация фатическая, метаязыковая и др. Таким образом, определенные функции речи можно рассматривать как особые частные проявления основной функции языка – коммуникативной, что не противоречит приведенной выше классификации А.В.Соколова.

Универсальность языка как средства общения проявляется в том, что при помощи языка человек может обратиться к человеку, животному, машине; к одному человеку, к неопределенному множеству лиц, к себе самому (саморегуляция поведения, некоторые случаи припоминания и т.д.).

Адресант и адресат могут быть разделены во времени и пространстве.  В намерения адресанта может входить то, что его сообщение будет воспринято после его смерти (завещание, дневники, письма); сообщение может быть адресовано еще не родившимся людям (закладка капсул с текстом в фундамент монументов).

Коммуникативный акт представляет собой ядро коммуникативной ситуации, которая в свою очередь имеет определенную структуру. Она состоит из следующих компонентов: 1)говорящий (адресант); 2)слушающий (адресат); 3)отношения между говорящим  и слушающим и связанная с этим  4)тональность общения (официальная, – нейтральная – дружеская); 5)цель; 6)средство общения (язык или его подсистема – диалект, стиль, а также параязыковые средства – жесты, мимика); 7)способ общения (устный/письменный, контактный/дистантный;  8)место общения.

Эти компоненты суть ситуативные переменные. Изменение каждой из них ведет к изменению коммуникативной ситуации и, следовательно, к варьированию средств, используемых участниками ситуации, и их коммуникативного поведения в целом.

Например, речь кондуктора в  трамвае: «Ой, вы не представляете, такая жара, а тут не попить, ни окно… Что? Я остановки не обязана объявлять, на это трансляция есть. Вы проезд оплатили? Где, какая карточка? Кому это вы ее показали?..» Мы видим, как меняется лексика, тон, стиль речи кондуктора при изменении адресата речи и других отношениях между коммуникантами.

Приведем пример записи речи одного и того же лица, рассказывающего в разной обстановке об одном и том же – о болезни матери. При сохранении темы речи изменению подвергается весь спектр ситуативных переменных: цель, место, отношения между участниками коммуникации, тональность, контактность/дистантность, устная/письменная формы речи. Соответственно меняется весь строй речи: выбор лексики, синтаксических конструкций, интонационная структура высказываний, логическая последовательность изложения и т.п.

1.Слушай, ну у нас опять все по новой. Опять приступ вчера, уж я новое лекарство… Нет, сначала как будто лучше, а потом… Ну а в скорой говорят ‒ в больницу, а у нее уж и колоть некуда… Не знаю, может все-таки климат… Ведь тогда вот, в Баку, у нее ни разу приступов не было…

2.Прошу предоставить мне отпуск без сохранения содержания с 01.11.2005 по 30.11.2005 в связи с необходимостью ухода за больной матерью. Моя мать, Ерофеева Нина Петровна, 1949 г.рождения, страдает тяжелой формой астмы. Улучшить ее состояние может смена климата, поэтому, по рекомендации врачей, я собираюсь вывезти мать в г.Баку (Азербайджан), где проживает ее родная сестра.

3.Доктор, вы же знаете наши дела. Обычно она беротек принимает, регулярно. Но теперь, видимо, нужно что-то новое. В прошлый раз да, капельницу, сульфаниламидные препараты… Но хватило ненадолго. Поэтому, я думаю, надо опять в Баку попробовать ‒ ей ведь тогда помогло. Ну да, там сероводорода хватает, да, вы помните? Ну а ей-то сразу лучше стало!

Поведение коммуникантов в процессе общения преследует определенные цели. Для достижения коммуникативных целей используются определенные приемы, которые (в зависимости от уровня рассмотрения) называют коммуникативными стратегиями, коммуникативными тактиками и коммуникативными навыками.

Коммуникативной целью называется (по Е.В.Клюеву) стратегический результат, на который направлен коммуникативный акт.

Коммуникативная стратегия – это часть коммуникативного поведения или коммуникативного взаимодействия, в которой серия различных вербальных и невербальных средств используется для достижения определенной коммуникативной цели.

Коммуникативная тактика, в противовес стратегии, как общей канве коммуникативного поведения, рассматривается как совокупность практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия. Коммуникативная тактика – более мелкий масштаб рассмотрения коммуникативного процесса, по сравнению с коммуникативной стратегией. Она соотносится не с коммуникативной целью, а с набором отдельных коммуникативных намерений.

Коммуникативное намерение (задача) – тактический ход, являющийся практическим средством движения к соответствующей коммуникативной цели.

Е.В.Клюев предлагает следующую схему, позволяющую понять соотношение элементов стратегии и тактики в коммуникативном процессе: «используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу, то есть, возможность вызвать желаемые последствия в реальности) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется в коммуникативную тактику (или не преобразуется, или преобразуется не-успешно) как совокупность коммуникативных намерений (задач), пополняя коммуникативный опыт говорящего.

Коммуникативный опыт имеет непосредственное отношение к формированию коммуникативной личности. Значения слов хранятся как память о прошлых контекстах и результатах их употреблений – так и коммуникативный опыт понимается как совокупность представлений об успешных и неуспешных коммуникативных тактиках, ведущих или не ведущих к реализации соответствующих коммуникативных стратегий.

Ситуативные переменные имеют разный «вес» с точки зрения силы их влияния на характер коммуникативной ситуации. Бóльшим весом обладают те переменные, которые отражают некоторую лингвистическую или социальную заданность структуры общения, меньшим – переменные, соответствующие многообразию реальных коммуникативных ситуаций. Число значений первых переменных конечно, значения вторых представляют собой незамкнутые множества.

Когда речь идет о социолингвистическом аспекте коммуникативной ситуации, то мы прежде всего должны учитывать факторы социальной и функциональной дифференциации языковых средств, используемых в общении.

Участники общения, говорящий и слушающий, это индивиды, обладающие социальными характеристиками, среди которых важнейшие ‒ социальный статус и социальная роль.

Термином социальный статус обозначается соотносительная (по основанию «выше» – «ниже») позиция человека в социальной системе, определяемая по ряду признаков, специфичных для данной системы. Социальная роль – это «нормативно одобренный обществом образ поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную социальную позицию» (Кон). Статус отвечает на вопрос: «кто этот человек?», социальная роль – на вопрос: «что он делает?». Поэтому можно сказать, что роль – это динамический аспект статуса.

Существенным компонентом социальной роли является ожидание: то, чего ожидают окружающие от поведения индивида, они вправе требовать от него, он же обязан в своем поведении соответствовать этим ожиданиям. Например, приходя в гости, вы обязаны поздороваться первым и имеете право на внимание к вам со стороны хозяев. Социальные роли – это своеобразные шаблоны взаимных прав и обязанностей.

Коммуникативная (речевая) ситуация понимается как словесное взаимодействие участников общения в соответствии с их социальными статусами и принятыми на себя социальными ролями, учитывающее коммуникативные намерения участников общения, их психологические мотивы и эмоциональный настрой, опирающееся на референтную действительность и реализующее те или иные языковые средства с учетом коммуникативной стратегии и коммуникативной тактики.

Участники общения представляют собой частицу языкового сообщества, то есть совокупности людей, объединенных общими социальными, экономическими, политическими и культурными связями и осуществляющих в повседневной жизни непосредственные и опосредствованные контакты друг с другом и с различными социальными  институтами при помощи одного языка или разных языков, распространенных в этой совокупности.

При определении понятия «языковое сообщество» важно сочетание лингвистических и социальных признаков: если мы оставим только лингвистические, то речь будет идти лишь о языке, безотносительно к той среде, в которой он используется; если же опираться только на социальные критерии (включая и политико-экономические, и культурные факторы), то вне поля внимания останутся языки, функционирующие в данной социальной общности.

В качестве языкового сообщества могут рассматриваться совокупности людей, различные по численности входящих в них индивидов, – от целой страны до так называемых малых социальных групп (например, семьи, спортивной команды): критерием выделения в каждом случае должны общность социальной жизни и наличие регулярных коммуникативных контактов. Одно языковое сообщество может быть объемлющим по отношению к другим. Так, современная Россия – пример языкового сообщества, которое объемлет, включает в себя  языковые сообщества меньшего масштаба – республики, области, города. В свою очередь, город как языковое сообщество включает в себя языковые сообщества еще меньшего масштаба – предприятия, учреждения, учебные заведения.

Чем меньше численность языкового сообщества, тем выше его языковая однородность. В России существуют и взаимодействуют друг с другом десятки национальных языков и их диалектов, а в крупных российских городах основные формы общественной жизни осуществляются с помощью уже значительно меньшего числа языков, часто на двух (Казань – татарский и русский, Майкоп – адыгейский и русский) или трех (Уфа – башкирский, татарский и русский), а при национальной однородности населения – преимущественно на одном языке (Москва, Санкт-Петербург, Саратов, Красноярск).

[1] Гипотеза лингвистической относительности формулировалась Бенджамином Уорфом следующим образом: «Основополагающая лингвистическая система (другими словами, грамматика) каждого язы­ка является не просто воспроизводящим инструментом для озвучива­ния идей, скорее она формирователь идей, она формирует и направля­ет умственную активность индивида, его анализ восприятий и синтез умственных образований. Формулирование вовсе не независимый, строго рациональный процесс, как думали раньше, а продукт данной грамматики и отличается более или менее сильно в зависимости от языка».

[2] Эйнштейн А. Письмо Жаку Адамару // Эйнштейновский сбор­ник. 1967.‒ М., 1967. ‒ С. 28.

Mike V. Gorbunov

Здешний главнюк, к.ф.н., умеренный граммар-наци, свирепый тыжпереводчик. Смотреть все записи автора Mike V. Gorbunov